Кингпин. Глава 2. “Смертельное оружие”

Это место отдыха!!!

Это большая темная комната со скрытыми выходами. Народ может расслабиться на подушках перед огромным экраном телевизора, также имеется заполненные холодильник и бар.

Этими словами приветствовал своих посетителей TinyMUD, виртуальный онлайн мир находящийся в компьютере размером с мини-холодильник, расположенный на полу в Питтсбургском офисе аспирантуры. В 1990 году лишь немногие люди всему миру начали знакомились друг с другом посредством Интернета. Макс, нынешний первокурсник государственного университета Бойса, был одним из них.

Семь лет спустя, в Интернете находилось уже 3 миллиона пользователей, которые имели к нему доступ через жалкие 300 тысяч компьютеров-хостов военных структур и сайтов, и все больше и больше, через колледжи и университеты. В научных кругах, Интернет некогда считался слишком важной технологией, чтобы предоставлять его студентам, но все изменилось, и сейчас любой приличный американский колледж дает студентам доступ в сеть. MUDs – «многопользовательский мир» – стал любимым местом встречи.

Как и большинство в довебовском Интернете, MUD был чисто текстовым – вселенная полностью управлялась текстовыми командами. Например, перемещение осуществлялось командами «north» и «south». TinyMUD был первым «онлайн-миром», не считая «Dungeon and Dragons», вдохновленного и в то же время скованного движком раннего MUD`a. Вместо того, чтобы, например, ограничивать возможности созидания или выбора админов и “наставников”, TinyMUD предоставлял возможность жителям изменять мир вокруг себя. Каждый мог создать свое собственное игровое пространство, определить его свойства, обозначить границы и принимать посетителей. Пользователи быстро именовали созданную одним из пользователей локацию для отдыха Мировым центром общения, и расширяли ее до тех пор, пока все входы и выходы не были напрямую соединены с другими локациями TinyMUD, такими как Ghondahrl’s Flat, Majik’s Perversion Palace и двумя сотнями других локаций.

Также с TinyMUD к нам пришла система награждений за стиль, которая строилась на поиске айтемов (англ. «items»), выполнении квестов и убийстве монстров. Сейчас, вместо того чтобы фармить орков, прокачивать персонажа и зарабатывать очки, пользователи общаются, флиртуют, сражаются между собой и даже занимаются виртуальным сексом. Это привело к освобождению TinyMUD от ограничений толкиеновской ролевой игры, сделало ее больше приближенной к реальной жизни, и увеличило зависимость у игроков. Популярной была шутка, что MUD на самом деле расшифровывается как «Всесторонний Студенческий Деградант» (англ. «Multi Undergraduate Destroyer»). Для Макса это было больше, чем просто шутка.

По требованию Макса, его девушка Эми присоединилась к одному из серверов TinyMUD. Официальная версия TinyMUD была в университете Карнеги-Меллона, но в апреле ее закрыли. К тому времени, это же бесплатное программное обеспечение приводило в действие несколько последующих MUD по всей сети. Макс вновь стал «Лордом Максом», а Эми взяла никнейм Циморил, который она позаимствовала из серии книг и кратких рассказов о «Элрике из Мэлнибонэ» – одних из любимых книг Макса.

По рассказу, Циморил была возлюбленной Элрика, тощего альбиноса, который превратился в бесстрашного императора-волшебника, с помощью магического меча – Буреносца (англ. «Stormbringer»). Для Макса вымышленный меч был метафорой на силу компьютера – в умелых руках он мог превратить обычного юзера в повелителя сети. Но для Элрика Буреносец также был и проклятием: Элрик имел странную связь с мечом, пожелав заполучить его, он стал подвластен Буреносцу.

Роман Элрика и Циморил был обречен, потому как после развода родителей Макса, у него сформировалось бескомпромиссное, гиперболизированное видение любви: во время битвы между Элриком и его ненавистным двоюродным братом Йиркуном, Циморил настигла судьба. Она умоляла Элрика убрать Буреносца в ножны и остановить битву, но Элрик, одержимый яростью, нанес Йиркуну смертельный удар. С последним вздохом Йиркун, требующий мести, толкнул Циморил на острие Буреносца.

Затем страшная правда озарила его, и он застонал с горя, словно животное. Он убил свою возлюбленную. Запятнанный кровью Циморил, меч рун выпал из его рук, и с грохотом упал вниз по ступенькам. Рыдая, Элрик упал на колени рядом с мертвой девушкой, и взял ее на руки. «Циморил…» – простонал он, его тело тряслось. «Циморил, я убил тебя».

Когда она впервые встретила Макса, Эми подумала, что он крутой и неукротимый панк, бунтарь – он отличался от всех парней Бойса. Но с каждым днем, проведенным вместе, она все больше замечала темную, одержимую сторону его сущности, особенно после того, как познакомил ее со своими увлечениями – Интернетом и TinyMUD.

Поначалу Макс был в восторге от того, что Эми разделила с ним его страсть к онлайн миру. Но когда она начала заводить своих собственных друзей в MUD, в том числе и парней, Макс стал ревнивым и вспыльчивым. Ему было все равно, изменяет Эми в реальном, или виртуальном мире: это в любом случае была измена. Он попытался запретить ей больше играть, но она отказалась, и пара начала ссориться и в онлайне, и в реальной жизни.

В конце концов, Эми надоело. Они ссорились из-за чертовой компьютерной игры! В среду, поздней октябрьской ночью 1990 года, пара играла в TinyMUD на разных серверах, когда Циморил наконец сказала Лорду Максу что она не уверена в продолжении их отношений после всего этого.

Это были первые серьезные отношения Макса, и его реакция на расставание была очень ярой. «Мы поклялись провести всю жизнь вместе, а теперь мы оба должны умереть», – писал он в MUD. Затем он не стесняясь рассказал, как бы он ее убил. Другие игроки с обеспокоенностью наблюдали как его слова приобретали тон угроз. Что им стояло делать?

Один из админов достал IP-адрес Макса с сервера – уникальный идентификатор, с помощью которого было легко узнать его местоположение – государственный университет Бойса. Игроки нашли номер телефона полицейского департамента округа Ада в Бойсе, и позвонили предупредить о возможном убийстве.

Начало года для Макса выглядело обнадеживающим. Он пошел на временную работу, которую ему дал отец в своем компьютерном магазине – HiTech Systems. Макс выполнял бумажную работу, доставлял заказы на принадлежащем магазину фургоне и собирал компьютеры. Он успешно завершил испытательный срок, хотя и перестал принимать лекарства от биполярного расстройства. Его отец не хотел, чтобы сын стал наркоманом или стал зависим от медикаментов, да и, в любом случае, Макс не был согласен со своим диагнозом.

Он начал встречаться с Эми в феврале 1990-ого, четыре месяца спустя после того, как он впервые встретил ее в «Зоопарке» – танцевальном клубе в Бойсе, рассчитанным на подростковую публику. Эми была очаровательной блондинкой с голубыми глазами, и моложе его на год. Их познакомил друг Макса, Люк Шенеман, бывший вахтер Меридианской школы. По окончанию Максом школы, их отношения вышли на новый уровень.

Макс никогда не бросал начатого, и был полностью предан Эми. Она планировала поступать в государственный университет Бойса, так что Макс подал заявку туда же, отложив свою мечту о вступлении в университет Карнеги-Меллона или Массачусетский технологический университет. Однажды Макс привел Эми показать ей свой дом, и увидев приставку Эми с радостью зарубилась с Максом в тетрис. Его отношения имели все, чего не имел брак его родителей. Они оба думали, что это навсегда.

Старые друзья Макса редко видели его на улице во время летних каникул. Затем началась учеба в университете. Макс поступил на факультет компьютерных наук и параллельно записался на курсы математического анализа, химию и структурирование данных. Как и всем студентам, ему выделили учетную запись в локальной сети школы. Макс был одним из немногих, кто сразу решил попробовать взломать школьную сеть. И к его счастью он познакомился со студентом, уже имевшим опыт взлома преподавательских аккаунтов. Они часами пропадали в серверной, уставившись в бегущие зеленые строки терминала под щелчки клавиатуры. Быстро сменяя аккаунты преподавательских электронных почт, сидя в полной тишине, они писали и отвечали на письма от имени учителей. Дэвид пытался не отставать от быстрого хода мыслей и скорости печати Макса, но часто у Макса не хватало терпения. «Чего ты ждешь?» – повторял Макс пока Дэвид втыкал в переписку. «Ответа».

Админы терпели небольшие взломы. Но когда Макс стал ковыряться в защите других интернет-систем, то его учетная запись была ненадолго забанена. Когда доступ был возобновлен, он опять вернулся в TinyMUD, «сражаться» с Эми…

Тогдо-то, в два часа ночи, шериф и позвонил главному администратору, чтобы сообщить о попытке убийства. Полиция потребовала копии файлов с компьютера Макса, чтобы проверить их на наличие улик – такое требование подняло сложный вопрос о конфиденциальности информации в университете.

После обсуждения вопроса с юристом, администраторы решили ничего добровольно полиции не отдавать. Они предпочли перенести файлы Макса на магнитную ленту и сразу же заблокировать его учетку.

Эми беспокоилась насчет дальнейших поступков Макса, даже несмотря на процесс разрыва их отношений. Она все еще заботилась о нем, позже давала показания в полиции, и по-настоящему боялась, что он может навредить себе.

Макс продолжал звонить ей после конфликта в TinyMUD, но разговоры всегда проходили по предсказуемому пути. По началу Макс показывал свое дружелюбие и заботу, а затем начинал жаловаться и угрожать, после чего со злостью бросал трубку.

30 октября, Макс сказал Эми что хочет увидеться лично. Все еще надеясь по-дружески разорвать отношения – они все еще часто виделись в студенческом городке, – Эми согласилась.

Макс недавно вернулся в дом своей матери в Меридиане – ранчо на тихой улице находящееся в квартале от своей старой школы. Он встретил Эми у дверей, и убедил что ничего ей не сделает. Она проследовала за ним в его спальню в другом конце дома. Мамы дома не было, а 14-летняя сестра смотрела телевизор.

Его кровать была все еще не собрана, поэтому они сели на матрас на полу, чтобы обсудить свои чувства. Эми рассказала о том, что познакомилась с еще одним парнем в TinyMUD, его зовут Чэд, и он живет в Северной Каролине. Их отношения вышли за рамки игры, они обменивались фотками через эмеил и разговаривали по телефону.

Макс пытался контролировать свои чувства, сдерживая слезы. Он сказал, что чувствует себя преданным. И в то же время он не мог поверить, что все это происходит с ним на самом деле. Макс попросил номер телефона Чэда, достал свой телефон и набрал онлайн-соперника.

Последовал напряженный трехсторонний разговор; Макс представился Чэду и трубку взяла Эми. Она призналась Чэду в чувствах. Он попросил ее номер телефона, и Эми без сомнений его продиктовала. После чего разговор превратился в простой треп, что только усиливало волнение Макса. Он отобрал у Эми телефон и отбился.

Эми внимательно следила за Максом, его дыхание усиливалось, а глаза стали метаться по комнате.

«Я убью тебя…» – наконец выдавил он, – «Я убью тебя прямо сейчас!»

Эми твердила, что не чувствует своей вины и не будет извиняться. Макса начало трясти. Через мгновение его руки обхватили ее горло, и он толкнул Эми на матрас.

«Отлично» – сказала она, – «Почему ты тогда просто не убьешь меня?»

Как только Макс восстановил самообладание, он захотел, чтобы она пропала с его глаз. Он поднял ее с матраса, вытолкнул из своей комнаты и выставил за парадную дверь.

«Уезжай! Сейчас же!» – сказал он, – «Уезжай, я не хочу тебя убивать. Но я могу передумать». Эми быстро вскочила в свою машину и умчала.

По дороге в Бойс, она прокручивала произошедшее в голове. Задумавшись, она не увидела впереди идущий автомобиль и врезалась в него с характерным звуком удара металла по металлу.

Обе машины были разбиты в дребезги, но, благо, никто серьезно не пострадал. Когда родители Эми узнали о ситуации в доме Макса, они начали переживать за ее жизнь. Спустя неделю после инцидента, Эми обратилась в полицию и Макса арестовали.

Макс доказывал своим друзьям что Эми все преувеличивает. Согласно ее версии, Макс силой удерживал ее в своей комнате на протяжении часа, а его руки регулярно оказывались на ее горле, однажды она даже чуть не задохнулась. Макс же, твердил обратное — он всего с минуту поглаживал горло Эми пальцами, но силой ее он не держал, и она могла спокойно уйти в любой момент. Она также доказывала, что после случившегося, Макс продолжал названивать ей с угрозами, но Макс отрицал и это, он не разу не контактировал с ней после того, как выгнал из дома в тот злополучный день. В отличии от Макса, который был действительно обеспокоен случившимся, Эми использовала его, чтобы избежать неприятностей из-за ее аварии.

Окружной прокурор предложил Максу условие. Он отделался очень легко – он мог отсидеть 45 дней в исправительной колонии или и вовсе быть отпущенным под залог. Но его приговор отсрочили на месяц, и он, однажды гуляя по улице, встретил Эми и Чэда, идущих вниз по Университетскому авеню за ручки.

Эмоции Макса опять взяли верх над здравым смыслом. Он бросил рабочий фургон своего отца на ближайшем газоне и догнал пару пешком. Напряженность сковывала его движения, он поравнялся с ними.

– «Привет», – сказал он.

– «Ты не имеешь права приближаться ко мне», – Эми была не в настроении.

– «Разве ты забыла, что было между нами?» – отрезал Макс.

Чэд было хотел вставить словечко, но Макс предупредил его: «Лучше следи за собой, мой друг», и в спешке покинул парочку. Вскоре послышался рев двигателя фургона, и Макс, пересекши центральную улицу, набирая скорость, приближался к парочке. Он проскочил мимо них довольно близко, так, чтобы Эми ощутила поток ветра, последовавший за грузовиком.

Но условие было нарушено, и прокурор засадил Макса за решетку, обвинив его в «нападении со смертельным оружием» – его руками. Безусловно это было сомнительное обвинение: руки Макса были не более смертоносными, чем руки любого другого человека.

Обвинение предложило Максу другое условие: он отсидит в тюрьме всего 9 месяцев если признается, что душил Эми. Он отказался. После трехдневного судебного разбирательства и всего полуторачасового заседания присяжные признали его виновным. 13 мая 1991 года, Тим Спенсер и некоторые другие айтишники меридианской старшей школы, сидели в зале судьи и стали свидетелями того, как судья, Дебора Бейл, приговорила их друга к пяти годам тюрьмы.