Адвокат Законодательство Игорь Литвак Интервью США Эксклюзив

Нет ничего невозможного. Интервью с адвокатом Игорем Литваком

В 2018 году все СМИ писали о том, что в США русский хакер был освобожден прямо из зала суда. Защиту киберпреступника...

Нет ничего невозможного. Интервью с адвокатом Игорем Литваком

В 2018 году все СМИ писали о том, что в США русский хакер был освобожден прямо из зала суда. Защиту киберпреступника представлял адвокат Игорь Литвак. Это дело вызвало большой резонанс и показало на практике, что при правильном построении защиты хакеры могут избежать сурового наказания даже в Америке. На счету Литвака много успешных кейсов и его смело можно назвать ведущим специалистом по киберпреступлениям. Сегодня наша редакция готова поделиться интересным интервью с легендарным адвокатом и узнать еще больше подробностей о его профессиональной деятельности.

CyberSec: Игорь, расскажите с чего все начиналось? Как и когда вы приняли решение стать адвокатом?

Игорь Литвак: Я решил стать адвокатом еще когда жил в Воркуте. Воркута – это город имеет достаточно тяжелое прошлое, в свое время туда Сталин высылал политических заключенных. Все это с раннего возраста взращивало во мне острое желание борьбы с несправедливостью. Я уже тогда стал интересоваться юриспруденцией и мечтал защищать людей. Поэтому к выбору профессии юриста я пришел осознанно. Много учился, не перестаю это делать и сейчас. Постоянно повышаю уровень своих знаний. Можно сказать, что сбылась моя юношеская мечта и я занимаюсь любимым делом.

CyberSec: Игорь, ваша мечта сбылась. Вы успешно защищаете людей. Но вы выбрали для себя интересное направление, расскажите, в чем специфика работы с киберпреступлениями?

Игорь Литвак: В этом направлении много особенностей. Начнем с того, что адвокат, который занимается киберпреступлениями должен иметь технический background. Я интересуюсь IT-сферой, еще в коледже я брал курсы по програмированию и Database management.

Помимо терминов и технической части, необходимо понимать, как работает мир киберпреступлений. Нужно понимать, как люди здесь зарабатывают, и разбираться во всех схемах. Еще одна особенность киберпреступлений состоит в огромном объеме информации, которая содержится в базе данных улик. Во время расследования агенты секретной службы или ФБР обычно конфискуют компьютеры и сервера, поэтому расследования проводятся очень долго. И адвокату, который берется работать с кейсом необходимо изучить всю эту информацию. Это занимает большое количество времени.

CyberSec: В России киберпреступления очень редко получают резонанс. А как в США обстоят дела? Какие отделы занимаются подобными расследованиями?

Игорь Литвак: В США за маштабные киберплеступления обычно отвечает секретная служба. Это та самая служба, которая защищает президента, и их интересуют дела международного масштаба. У секретной службы очень большие возможности, благодаря которым они арестовывают людей по всему миру. Практически в каждой стране они имеют своих информаторов. За последние двадцать лет секретная служба очень продвинулась в борьбе с кибепреступлениями. Даже ФБР им немного завидует и обращается за помощью в расследованиях, касающихся национальной безопасности или выборов.

СyberSec: Как часто Америка добивается экстрадиции?

Игорь Литвак: Практически всегда. За последние десять лет что касается киберпреступности я не могу назвать ни одного случая, когда человек смог бы добиться отмены экстрадиции. Прокуратура США запрашивает экстрадицию только когда считает что уверена на 75 % в своей правоте. Относительно недавно резонанс случился с делом Дениса Казначеева, которого Германия выпустила под залог. Я не владею никакой секретной информацией, знаю только то, что процесс идет. И мы все можем наблюдать и ждать, чем все это закончится.

СyberSec: Помогает ли МИД России и других стран СНГ своим гражданам? Если да, то как?

Игорь Литвак: МИДу тяжело самому оказывать юридическую помощь, разве что только они могут сами нанять адвоката для своего гражданина, но они это делают крайне редко. Как правило, подозреваемый нанимает адвоката сам. Но они могут отрегулировать разные вопросы с СИЗО, наладить связь с родственниками, решить прочие насущные проблемы. И МИД это делает, в этом они молодцы.

СyberSec: Если человек подозревает, что против него в США ведется расследование, как узнать подробности и есть ли возможность урегулировать ситуацию?

Игорь Литвак: Стоит отметить, что расследование – это секретный процесс. Об этом вас заранее никто не предупредит. Но если вы подозреваете, что вы в розыске и хотите урегулировать ситуацию, можно начать сотрудничество. В моей адвокатской практике было, когда клиенты договаривались с властями США. Но даже в этом случае вероятнее всего нужно будет приехать в США, ведь находясь в СНГ полностью закрыть свое уголовное дело будет очень проблематично.

Еще существует такое понятие, как «иммунитет». В этом случае подписывается договор с властями США о сотрудничестве. И в обмен на определенную информацию Америка обязуется не заводить уголовное дело. А в некоторых случаях может закрыть даже уголовное дело, которое идет. Стоит отметить, что получить иммунитет не просто, а только в том случае, если вы владеет очень неординарной информацией, которую США больше никак не сможет заполучить. А это бывает очень-очень редко.

СyberSec: Что делать, если тебя арестовали в чужой стране? Расскажите, какие первые и самые необходимые шаги нужно предпринимать?

Игорь Литвак: Во-первых, не ведите никакие переговоры. Если у вас есть финансовая возможность, наймите местного юриста, который поможет вам разобраться в местном законодательстве и оценить ваши возможности. Однако если в деле обвинителем является США, я рекомендую связаться сразу со мной, для того, чтобы незамедлительно инициировать правильный процесс защиты. Если человек заинтересован, я могу связаться с прокуратурой и начать предварительные переговоры. Ведь первоначальные правильные шаги всегда влияют на исход всего дела. Если вас задержали, у вас есть несколько путей. Можно начать воевать с экстрадицией, это обычно занимает до года. А можно согласиться на экстрадицию и поехать сразу в США. Я никогда не говорю своим клиентам, что делать. Я объясняю все возможные варианты развития событий. А человек, взвесив все за и против, самостоятельно принимает решение.

СyberSec: Какая последовательность действий американского правосудия после ареста. Какие опции есть у задержанного?

Игорь Литвак: Сначала решается вопрос экстрадиции. Как правило, в США до этого момента ничего не происходит, кроме тех случаев, когда человек сразу после ареста идет на сотрудничество. Но чаще всего люди предпочитают бороться с экстрадицией. Как я уже говорил, этот процесс занимает до года. В случае удовлетворения экстрадиции, задержанного передают в Америку, где начинается весь процесс. Человек попадает на первое слушание в США, которое называется «arraignment». Там зачитываются обвинения, выдвинутые против него, а подзащитный либо признает либо не признает свою вину. Далее, в зависимости от решения самого задержанного, выстраивается порядок процедур.

Я всегда предлагаю разные варианты, как обойти суд присяжных и также как потенциально его выиграть. Если задержанный решает «воевать», начинается подготовка к суду присяжных. Также человек на любом этапе процесса может признать свою вину. Признав вину, можно пойти на сотрудничество со следствием. Однако, можно пойти на сделку и признать вину и без сотрудничества.

В любом случае для выстраивания процесса защиты я всегда учитываю обвинительное заключение и предоставленные Прокуратурой улики. Затем я начинаю переговоры с прокуратурой, пытаясь «выбить» для клиента самую лучшую сделку, которая только возможна. После этого мы должны подготовиться к вынесению приговору, что может занять 6 месяцев. Все это довольно кропотливая и долгая работа.

Если человек решил сотрудничать, тогда он может рассчитывать на хорошую сделку, особенно, если обладает достаточным объемом информации, которую желает предоставить. В этом случае наиболее важно чтобы юрист правильно вёл переговоры. От качества этих переговоров зависит исход сделки. Если прокуратура посчитает сотрудничество полезным, она может обратиться со специальным письмом 5к1 в суд и рекомендовать сократить возможный срок. Это письмо вносится в суд закрытым, оно не отображается в общем файле судебного процесса. Это юридический инструмент исполнительной власти, дающий право судье дать меньший срок. Даже меньший чем тот, который установлен законом. Если человек признает вину без сотрудничества, то он не может рассчитывать на письмо 5к1. Однако, даже при сотрудничестве, прокуратура может посчитать сделку не достаточно полезной и не дать письмо. В этом случае мы обязательно рассказываем о сотрудничестве суду и просим сократить срок, несмотря на решение прокуратуры. Никаких гарантий нет, но с письмом 5к1 у тебя намного больше шансов рассчитывать на значительную «скидку» в суде.

CyberSec: Как часто дела о киберпреступлениях рассматривает суд присяжных? Представляли ли интересы киберпреступников на суде присяжных? Поделитесь профессиональным опытом.

Игорь Литвак: Очень редко суд присяжных рассматривает такие дела.За последние семь лет, я не могу припомнить более пяти случаев. Но я имею отличный опыт работы на суде присяжных и даже получил степень магистра судебной защиты в Темплском университете в Филадельфии, одном из ведущих университетов в США. Я всегда с большим вниманием слежу и изучаю каждый такой случай. Я внимательно следил за процедурой приговора и судом присяжных Евгения Никулина. Мне удалось недолго работать с этим кейсом, сразу после экстрадиции Евгения в США. На суде присяжных Никулина представлял государственный адвокат, но всё это время я был на связи с Евгением и мы обсуждали его возможные опции. Еще один суд присяжных над Александром Жуковым запланирован на конец ноября. Жуков обвиняется в создании первого в своём роде “methbot”, нанесшего многомиллионный ущерб маркетинговым компаниям. Я защищал Александра и хотел бы представлять его интересы на суде присяжных но, к сожалению, у него ухудшилось финансовое положение. В суде его будет представлять бесплатный государственный защитник. Процедура назначена на 23 ноября и продлится три недели. На суде должны выступить около 40 свидетелей. Хоть я уже и не являюсь адвокатов Александра, я буду там и помогу, если это будет возможно.

CyberSec: За какие преступления США настаивает на экстрадиции в первую очередь? Помимо кардинга, многие занимаются арбитражом трафика, он-лайн гемблингом или криптовалютами. Насколько велика вероятность, что США будет преследовать таких людей.

Игорь Литвак: Спецслужбы США концентрируются на преступлениях, которые приносят существенный финансовый ущерб государству, бизнесу или гражданам. Если просто два взрослых человека занимаются гемблингом и никому не мешают, они, вряд ли попадут в фокус зрения США. Спецслужбы начинают проявлять интерес к масштабным преступлениям, но в последнее время также пристально следят за национальной безопасностью и выборами.

СyberSec: Есть ли у вас личные знакомства в американском правительстве, среди прокуроров или агентов? Как это помогает при ведении дел?

Игорь Литвак: Проработав в этой сфере много лет, я лично знаю многих агентов и прокуроров. Я не могу сказать, что мы дружим, у нас рабочие отношения. Но эти отношения мне часто помогают. Я уже знаю наперед, что и кому можно предложить, какие сделки возможны и какие шаги будут наиболее выигрышными. И поэтому я имею огромное преимущество среди остальных юристов, которые работают не так так долго в сфере киберпреступлений и не имеют таких связей. Довольно часто именно эти связи могут стать решающими. Помимо прокуроров и агентов я знаю очень много хакеров, которые меня уважают и в нужный момент могут оказать помощь для моих клиентов.

СyberSec: Игорь, вы не боитесь браться за сложные кейсы. Ведь помимо успешных дел, когда подсудимый вышел из зала суда, вы представляете защиту Романа Селезнева, который получил большой срок и считается политическим заключенным. Расскажите подробнее про этот дело.

Игорь Литвак: Роман Селезнев пошел на суд присяжных. И он его проиграл. В этом деле защиту Романа представлял очень знаменитый американский юрист Джон Браун, который в свое время защищал Менинга, слившего Джулиану Асанжу ту самую скандальную информацию для Wikileaks. И именно Джон Браун представил теорию защиты, основанную на том, что Селезнев не виновен, а его компьютер был скомпрометирован спецслужбами после ареста Романа. Его задержали на Мальдивах и на частном маленьком самолете спецслужбы доставили в Гуам. По версии защиты, именно во время полёта в компьютер Селезнева была имплантирована информация, содержащая улики против Романа. Джон Браун основывался на том, что Селезнев сын известного российского политика, которого спецслужбы решили подставить. И с этой теорией они отправились на суд присяжных. Однако, Романа признали виновным по всем статьям, после чего он уволил Джона Брауна и обратился за защитой ко мне. Ему дали 27 лет. Мы подавали апелляции, а в данный момент мы обратились в суд с Habeas Corpus, и попросили временно переселить моего подзащитного из тюрьмы в отель, до окончания пандемии, по состоянию здоровью и сейчас ждем решения суда по этому вопросу.

СyberSec: Кто такие русские хакеры? По вашему мнению и опыту. Опишите психологический портрет.

Игорь Литвак: Правильней, в моем случае, будет сказать не хакеры, а люди, которых обвинили в киберпреступлениях. Как правило, все те, с кем мне приходилось иметь дело, очень образованные люди, почти гении. Они не отличаются жестокостью, в отличие от основной массы осужденных. Практически у всех есть свои семьи.

СyberSec: Как вы считаете, почему именно русские хакеры считаются самыми опасными? Или это стереотип?

Игорь Литвак: Это стереотип. Любая большая страна может похвастаться своими «талантами».

СyberSec: Дайте несколько советов тем, кто все же решил преступить закон.

Игорь Литвак: Мой совет прост: пусть свои таланты применяют в «мирных» целях.

Очень злой админ
Очень злой админ Автор статьи

Админ сайта. Публикует интересные статьи с других ресурсов, либо их переводы. Если есть настроение, бывает, что пишет и что-то своё.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *